Главная » Блоги » Проза

ТВИН СРАШЕВСК [18+]
Глава первая в которой рассказывается о Твин Срашевске и его населении.



«Даяна… Даяна… ой, блин! Я хотел сказать НеКама, НеКама… Я Дейл Копейкин, сейчас 8.40 утра и я двигаюсь по трассе в направлении маленького провинциального городка под названием Твин Срашевск. Погода, надо сказать замечательная, местность вполне привлекательная и единственная мысль на которой я себя ловлю, что был бы окончательно счастлив, если бы мне удалось выпить чашечку ароматного свежесваренного кофе. НеКама, как ты думаешь, в Твин Срашевске умеют варить кофе?» Выключив диктофон, специальный агент ФБР Дейл Копейкин крепче взялся за руль и прибавил газу…

Каждый, кто когда либо ездил по автостраде ведущей из Секонд Лайф в сторону Российской границы, наверняка проезжал небольшой городок Твин Срашевск. Этот город практически ничем не отличается от множества подобных городков Секонд Лайфовской глубинки – широкая главная улица, непременно носящая имя какого то загадочного Форума, сверкающие голубыми красками витрины статусов, аккуратные блоги-котеджики вдоль периферийных дорог, картинная галерея, типичное приземистое здание из стекла и бетона – школа для новичков, церковь имени святого мученика Константиныча, изба-читальня и Банно-постирочный комбинат, он же больница так же выполняющая функции Главной Администрации, которую возглавляли три Доктора, которых никто никогда не видел. Еще в городе была закусочная имени Светоча-всея-эсел- Одда-Просветленного-карающего-неверных-и-перстом-указующего-на-правое-дело, владельцем которой был сам ОддСлипп Джонсон ну и конечно же в городе был полицейский участок, который возглавлял местный шериф Джек Трумен со своим помощником Сантьягой. По крайней мере так было указано в путеводителе, который Даяна, (тьфу ты еще раз) НеКама заботливо положила к бардачек Дейловского автомобиля собирая его в дальнюю дорогу. Еще в путеводителе было сказано, что этот город был основан около 6 лет назад каким то миссионером по имени Е-генератор на месте стоянки беглых из СЛ каторжников и на сегодняшний день имел около 50 000 населения. Этнический состав: беглых каторжников (коренное население) – 95%, фуриков – 1,5%, вампиров – 1%, прочих – 2,5%. Несколько лет назад Твин Срашевск являлся одним из центров семейного туризма, но вскоре, с появлением более дешевых курортов по соседству – потерял былое значение. Промышленность развита слабо, единственный крупный объект – лесопилка фуриков, за которой простиралась тайга, которую они собственно и пилили. Правда этот путеводитель не сообщал главного – практически половина города существовала благодаря кредитным инъекциям местного магната Така Нагловича Хорна, которому принадлежало большинство городских объектов, на деньги которого и были построены школа, церковь, больница, изба-читальня, церковь, да и много чего еще.
Уклад жизни в Твин Срашевске мало, чем отличался от того, который принят в подобных местах. Жители так или иначе были знакомы между собой, Таким образом, любое серьезное событие, будь то чьи то похороны, или свадьбы или разводы, сразу же становились достоянием общественности. Как и в каждом небольшом городке, в Твин Срашевске было несколько фамилий, которые были постоянно не слуху. Фирменным и самым любимым угощением в Твин Срашевске были пироги с местными грибами. Жители и дня не могли прожить не вкусив любимого блюда. После употребления оного, у населения открывались чакры, сами по себе бередились глубины, они начинали понимать язык животных и птиц, да и сами животные начинали вставать на задние лапы и носить человеческую одежду и требовать официального признания их полноправными членами общества и мест в английском парламенте (Прим.автора.: вот не надо тут меня спрашивать почему именно в английском парламенте, спросите лучше, где они эти грибы брали).

Глава вторая в которой пойдет речь непосредственно о самом преступлении...


И так… Ранним осенним утром, специальный агент ФБР Дейл Копейкин въехал в маленький провинциальный городок Твин Срашевск. Город встретил его каким то эпическим унынием и моросящим дождем. Улицы были пусты, видимо жители уже успели разъехаться по местам своей занятости. Припарковав автомобиль у полицейского участка, Копейкин решительным шагом проследовал внутрь. В приемной шерифа было тепло, светло, пахло пирогами и кофе. Раздавалось яростное клацанье пишущей машинки, но за секретарским столом никого не было. Копейкина насторожил сей факт. Он подошел ближе… казалось, что машинка печатает сама по себе, но тут он увидел маленькую желтую птичку с длинным клювом, которая перепрыгивая с клавиши на клавишу и издавала этот звук. Переведя взгляд на табличку, прикрепленную к секретарской стойки, Копейкин вслух прочел «секретарь шерифа Твин Срашевска Колибри Моран».
- эээ… - негромко продолжил Копейкин, обращаясь скорее в пустоту, чем к птичке – здесь кто нибудь есть?
Птичка в ответ, перестала скакать по клавиатуре, задрала свою маленькую головку и громко прочирикала указывая клювом на соседний стол, где среди бумаг и телефонных аппаратов стояло блюдечко на котором лежал большой кусок румяного пирога. Рядом дымилась чашечка с кофе. «Однако…» - подумал Копейкин и достал из нагрудного кармана свой диктофон. «Даяна… т.е. НеКама, НеКама… я только, что прибыл в полицейский участок Твин Срашевска. Тут никого нет, кроме канарейки. Но я так устал и проголодался, что пожалуй съем этот одинокий кусок пирога, который тут лежит и выпью кофе. Наверняка это предназначено для шерифа, но его нет и я думаю, он не будет в обиде, если я позавтракаю его завтраком. В конце концов это он вызвал меня сюда, крича и матерясь в трубку начальника управления, что у них тут произошло неслыханное по своей дерзости преступление и без специального агента ФБР им тут не разобраться. Да, НеКама, я помню, что ты неоднократно предупреждала меня, что бы я не совал в рот всякую гадость и неизвестные объекты, но во первых… очень хочется жрать, а во вторых по запаху и внешнему виду я идентифицировал эти объекты, как чашка горячего ароматного кофе и кусок еще теплого хрустящего пирога.». Выключив диктофон, Копейкин откусил кусочек… ммммммм – не смог сдержать он стон наслаждения. Дело в том, что Копейкин был гурманом и понимал толк в хорошей еде. Пирог и правда был безумно вкусным, а главное… главное, что меджу хрустящих корочек было так много начинки, что она буквально вывалилась ему в рот. Это были грибы. Вылизав тарелку, специальный агент ФБР Дейл Копейкин начил озираться в поисках того, обо что можно было бы вытереть руки и тут он увидел, что на месте секретаря сидит аппетитного вида блюнеточка с оголенной грудью, в набедренной повязке и лихо клацает на пишущей машинке.
- ээээ…аааа…ыыыы…. – издал звук Копейкин, видимо означавшее дружественное приветствие
- доброе утро, специальный агент – тоненьким, но очень громким голосом затараторила девушка – я почему то сразу догадалась, что это именно вы, я даже приготовила вам завтрак, надеюсь он вам понравился, добро пожаловать в Твин Срашевск, я секретарша шерифа – Колибри Моран, если вам что нибудь понадобтся, я буду тут, а…
Но Дейл не дал ей договорить прервав ее трель:
- а канарейка где?
- какая канарейка? – искренне не поняла девушка и завертела своей аккуратной головкой точь в точь, как это делала птичка несколько минут назал. Кстати остренький носик у девушки был немного длинноват, но это совершенно не портило ее миленького личика.
- а… ладно, проехали – махнул рукой Копейкин. – Шериф где?
- шериф Джек Трумен в данный момент скорее всего еще спит – бысто-быстро затараторила секретарша - наверное у одной из своих любовниц, он никогда не приходит так рано, если он вам нужен срочно, я могу попробовать его найти, вот у меня тут есть список экстренных телефонов, по которым можно найти шерифа… - с этими словами она полезла под стол и извлекла оттуда огромный рулон, похожий на туго свернутые обои, испещренный мелким подчерком. Приглядевшись, Копейкин увидел, что это были номера телефонов и фамилии в алфавитном порядке.
- это у вас так телефонные справочники выглядят? – решил пошутить Копейкин
- нет, что вы.. телефонный справочник у нас вот – и она ткнула пальцем в толстую потрепанную книгу в дермантиновом переплете
- а это тогда что?
- а это, список любовниц шерифа и их телефоны по которым его можно найти в случае если у нас что-то случается, а его нет на месте, а он очень нужен и вообще…
- ужас какой… - только и смог выдавить из себя Копейкин, масштабы работы по поиску шерифа. Девушка тут же взялась за телефон и начала методично обзванивать по списку…Копейкин от нечего делать начал разглядывать полицейский участок. Это было небольшое одноэтажное строение со стеклянной дверью, на которой, прямо по стеклу, краской было намалевано «полицейский участок шерифа Твин Срашевск», чуть ниже, видимо губной помадой кто-то дописал «шИриф – кАзёл и вАлчара пАзорный», еще чуть ниже следовал жирный отпечаток то ли чьих то ну очень полных губ, то ли , простите, задницы...

По всему было видно, что шериф либо очень любил свой участок, либо страдал легкой формой склероза. В приемной, помимо секретарской стойки с секретарем было еще несколько дверей, на которых красовались таблички выполненные лично шерифом. Аккуратно выдранные из служебной тетради, о чем свидетельствовал гриф «для служебного пользования» листочки были подписаны тщательно выведенными, корявыми буквами… Дверей было всего три. На первой и самой массивной красовалась табличка с надписью «Сральня», следующая дверь вела в помещение под названием «Едальня» и на третьей красовалась надпись «Бдельня». Осталось только догадаться, которая из дверей вела в непосредственно в кабинет шерифа.

Не успел Копейкин включить свое логическое мышление, как позади него, со стороны входной двери раздался грохот и двое достаточно крепких парней под руки втащили в помещение участка третьего.
- оууу шериф Трумен, шериф Трумен – защебетала секретарь и выбежала из-за стойки
- ваш? – сурово спросил один из парней указывая взглядом на щуплое тельце в ковбойской шляпе висевшее между амбалами
- наш, наш… конечно же наш! Кладите его аккуратненько вот сюда – и Колибри указала на коврик по другую сторону секретарской стойки. – спасибо за доставку, не хотите ли кофе, сегодня хорошая погода, не правда ли? – тараторила секретарша
- не правда – рявкнул второй амбал – погода – дерьмо, да и шериф ваш наблевал мне на сапог…

Закрыв за парнями дверь, Колибри, села на свое рабочее место и принялась, как ни в чем не бывало печатать на машинке с каким то особым наслаждением остервенело передвигая каретку. Шериф, свернувшись калачиком на коврике, мирно посапывал, дергая ногой в такт каретки. По всему было видно, что ему хорошо.
- и сколько это продлится? – не выдержал специальный агент – можно его как ни будь разбудить?
- разбудить его конечно можно – не переставая печатать ответила Колибри – только я вам не советую, видите ли – она понизила голос до шепота – если его разбудить, то он может впасть в депрессию, а депрессия в сочетании с его паранойей, не самый лучший вариант для раскрытия преступления…
- а у вас произошло преступление? – издевательским тоном спросил Копейкин.
- как, вы разве не знаете? – искренне изумилась Колибри – у нас произошло страшное преступление и все в городе об этом уже знают, впрочем, если вам нужны оперативные подробности, то вы можите их получить в закусочной Одда Джонсона, там наверное собралось пол города, они со вчерашнего вечера обсуждают этот кошмар и, кстати, помощник шерифа Сантьяга тоже там, это не далеко, буквально на соседней улице
- Одда Джонсона? – переспросил Копейкин – но мне казалось, что год назад в сводках по вашему округу прошло, что закусочную Одда сожгли, а сам Одд бежал…
- Ой.. нет, точнее да.. его закусочную сожгли и он на какое то время пропал из города, но потом вернулся и осел в вампирской резервации, собственно там он заново отстроил свою закусочную и теперь завсегдатаи ходят туда… 0надо же им куда то ходить… просто Одд Джонсон – единственный человек в городе, кто знает рецепт наших фирменных грибных пирогов, а грибы ему привозит его жена – дальнобойщица СоняКисс 
Джонсон… она замечательная женщина, правда поговаривают, что придя из рейса она поколачивает Одда, но это так… в профилактических целях… у нее тяжелая рука и суровый характер… и еще..
Боясь, что Колибри сейчас начнет рассказывать ему в подробностях про всех жителей Твин Сраши, Копейкин покинул полицейский участок и направился в закусочную Одда, решив отыскать там помощника шерифа, в надежде, что тот все же прояснит ему, что за преступление так сильно потрясло Твин Срашу.


Глава третья, в которой будет предпринята вторая попытка узнать о том, что же все же произошло в Твин Сраше…



Покинув полицейский участок, специальный агент ФБР Дейл Копейкин, подошел к своему автомобилю, но садиться в него не стал. Вместо этого он глубоко вдохнул влажный воздух, покрутил головой по сторонам, улыбнулся непонятно чему, достал свой диктофон и бодро шагая в выбранном направлении начал вслух излагать свои мысли.
«НеКама, НеКама… сейчас почти обед, я смертельно хочу есть. Тот кусок пирога, что я употребил в участке, уже переварился и мой желудок требует чего то более сытного и значительного. Надеюсь, что в том заведении куда я иду мне удастся не только найти помощника шерифа и наконец то выяснить, что произошло, но и комплексно пообедать. Как мне объяснила Колибри, закусочная Одда Джонсона находится где-то, через квартал отсюда. Согласно картам путеводителя, это как раз на въезде в Двумирный квартал. На сколько я понял, это территория старой индейской резервации, на месте которой один из местных бизнесменов построил котеджный поселок. Это достаточно странное место, старожилы Твин Срашевска его не очень любят. Но… так или иначе…я направляюсь туда.»
Завернув за угол участка и пройдя еще метров сто по хорошо асфальтированной улочке, Копейкин увлеченный «беседой» с НеКамой, неожиданно уткнулся носом в огромный бетонный столб. На столбе, на уровне глаз висел огромный круглый знак «кирпич», прямо поверх которого черной краской было написано «Тупик. Дороги нет. Не надо туда ходить» и нарисован череп с костями. Табличка чуть выше гласила «Лаз тут» и стрелочка направо. Дело в том, что прямо за столбом располагалась массивная каменная стена вся исписанная похабными надписями в адрес Двумирных. Чуть правее столба, в стене действительно был огромный лаз… даже не лаз а достаточно широкий пролом! Причем тропинка ведущая от дороги к пролому, была на столько хорошо протоптана, что не нуждалась ни в каком дорожном покрытии. Мало того… прямо над проломом, кто то заботливо повесил достаточно яркий уличный фонарь, прямо под которым висела красивая вывеска выполненная готическими русскими буквами «ВЕЛКАМ ТУ ЗЕ ДВУМИРНЫЕ». Пройдя по тропинке, Копейкин обернулся и посмотрел на стену с другой стороны… она так же вся была исписана проклятиями и оскорблениями только уже в адрес Срашевцев. Особенно много лестных слов было написано в адрес кого то очень видимо Наглого и наглость его была на столько наглой, что присавший проклятия, судя по оставленным на стене кровавым кляксам, не однократно бился головой об стену. «Забавно» - улыбнулся про себя Копейкин и продолжил свой путь по извилистой тропинке. Обогнув огромный куст душистой сирени, его взору открылся маленький особнячок с большой стеклянной верандой. Окна на веранде были открыты, слышался шум, звуки музыки и пахло пирогами. «ОНО» - мысленно законстатировал Копейкин и поднявшись на крыльцо, открыл дверь.

Глава третья (продолжение)

Дверной колокольчик сделал «блямс», оповещая присутствующих о появлении нового посетителя. Помещение закусочной не было большим и скорее походило на кухню-столовую в загородном доме, где проживает большая семья. С левой стороны, вдоль окна стоял длинный обеденный стол покрытый белой скатертью. Вокруг стола располагались плетеные кресла с разноцветными подушечками. С права находилась кухня с холодильником, большой плитой, многочисленными шкафчиками и полочками. Все это было отгорожено достаточно широкой барной стойкой с высокими табуретами. Прямо по центру, на стене висел плакат. По состоянию плаката было понятно, что его не однократно сдирали со стены и топтали ногами, но потом поднимали, бережно разглаживали и вешали обратно. «Мы рады всем добрым людям, а остальные пусть захлебнуться в своей мерзости, горят в аду, будут прокляты и скорее сдохнут» - вот такая вот веселая надпись была на плакате. Вопреки собственным ожиданиям и прогнозам Колибри, народу в закусочной было немного…
Не успел Копейкин открыть рот, что бы поздороваться, как тут же был сбит с ног и придавлен к полу чем то тяжелым. Это было на столько неожиданно, что он совершенно не успел среагировать.
- лежать, не с места! – проорали ему в ухо – отвечай быстро! Кто такой, откуда пришел, каковы твои намеренья?! Ты добрый человек или пидористическое зло?
На последнем вопросе, в голову Дейла уперлось что-то острое и холодное… по ощущениям это была вилка…
- я специальный агент ФБР Копейкин, я ищу помощника шерифа – кое как смог выдавить из себя придавленный Дейл.
- ну допустим – продолжал голос – то, что ты специальный агент ФБР это не мешает тебе быть пидористическим злом!
- да честное слово! – провыл Копейкин – я женщин люблю! – привел он последний спасительный аргумент.
- тогда ладно, вставай – уже спокойно произнес голос
- так слезь с меня! А то как же я встану!
- а… ну да.. – вполне миролюбиво произнес обладатель голоса и слез с Копейкина.
Отряхиваясь и отплевываясь, Копейкин начал медленно подниматься с пола одновременно рассматривая человека стоящего перед ним. Первое, что открылось взору это были «берцы» - высокие армейские ботинки на толстой рефленой подошве. В ботинки были воткнуты ноги в камуфлированных зеленых штанах. Над ногами торжественно возвышалось внушительного вида пузцо, так же камуфлированное. Из-под пузца, видимо там под ним был ремень, по всей окружности, как игрушки на новогодней ёлке, свисали: нунчаки, наручники, резиновая дубинка, связка «звездочек ниндзя» на бельевой веревке, оптический прицел от снайперской винтовки и… обычная куханная вилка на металлической цепочке. Над пузцом располагался бронежилет. Всю эту милитаризированную конструкцию венчала голова в зеленой каске затянутой маскировочной сеткой из которой торчали, а может и самостоятельно пробивались, ветки с зелеными побегами. Из под каски, не мигая, на Копейкина смотрели два круглых (как у совы) глаза.
- я… специальный агент ФБР Копейкин – устало повторил Дейл и потянулся к карману за документами.
- имею честь представиться и доложить! – командным голосом заорал камуфлированный – помощник шерифа Твин Срашевка, борец со Злом, Сантьяга Нуб… Нуб это фамилия – зачем то добавил он.
- ну наконец то… я вас нашел – с облегчением выдохнул Копейкин – буду очень признателен, если вы введете меня в курс дела. И с этими слова, Дейл двинулся к барной стойки.
- кстати.. Сантьяга,а зачем вам вилка?
- это не вилка, это СОВТ… Смертельное Оружие Внезапного Тыка. Вот помню, как тово время боя… в Палестине…
- ээээ…. а, вы воевали в Палестине?
- да.. – гордо заявил Сантьяга снисходительно глядя на агента – да, где я только не служил… эх.. было время… лежим мы как то в засаде…
- я с удовольствием послушал бы до конца вашу историю, но для начала посвятите меня в дела сегодняшние… - прервал его, начавший терять терпение Копейкин.
- а у нас все хорошо – отозвался из-за стойки Одд. Все это время он белым полотенцем тер стакан философски уставившись в одну точку, где то по другую сторону окна – хорошим людям везде хорошо и приятно – закончил он свою мысль и перевел взгляд на агента – хотите кофе или чаю, есть жасминовый… гринфилд.
- да я бы и от чего ни будь по горячее не отказался бы, после такого приветствия.
- а по горячее у нас только горячий чай или кофе или вы алкоголь предпочитаете? – грозно спросил Одд и просверлил Копейкина настороженным взглядом – а известно ли вам, что алкоголь есть Зло? А мы со Злом боремся!
- Да! Да! Мы боремся со Злом – заорал Сантьяга преданно и благоговейно глядя на Одда.
- из спиртного есть кефир - продолжил Одд – для гостей и на торжества держим – но он вчерашний и с него пучит…
- если пучит, то не надо – замахал руками Копейкин – мне еще работать, дайте чаю… и по есть, чего нибудь…
- вот это всегда пожалуйста, нам для хороших людей ничего не жалко. И с этими словами Одд пододвинул к Копейкину большой кусок пирога с грибами и чашку горячего чая.
- друг мой – обратился Сантьяга к Одду – а мне, пожалуй, плесни кефирчику, что то я перенервничал немного, надо стресс снять.
Перекусив, Копейкин блаженно потянулся в кресле, силясь вспомнить зачем он вообще сюда пришел…ведь было же у него какое то дело… но какое именно, он вспомнить не мог… толи усталость на него так подействовала, толи пирог с грибами, но ему вдруг стало тепло, уютно и как то решительно пофиг на всё. На него навалилась дремота, сквозь смыкающиеся веки он смотрел на Одда. Его круглое лицо в обрамлении чуть вьющихся светлых волос, казалось ему таким умиротворенным… таким… но додумать каким еще показалось ему лицо Одда, Копейкин не успел… Из своей начинающейся неги он был вырван самым жестоким образом. Огромный булыжник влетевший в окно, просвистел у него над ухом и с грохотом врезался в барную стойку.
- вот сволочи – зло сказал Одд – все им неймется! Срашевские лазутчики!
Сантьяга, лихо вскочивший с места, громыхая своей амуницией ринулся в окно, крича на ходу – живьем брать будем гадов!
- Да у вас тут военные действия, как я посмотрю – сказал Копейкин поднимая с пола булыжник к которому было явно что то привязано.
- Да какие там действия…- поморщился Одд – это Срашевцы. Они кричат, что нас презирают, а сами постоянно сюда лазиют и крадут наши идеи. Все крадут! Ничего сами не могут!
К камню брошенному в окно был прикручен клочок бумаги на котором было написано «совершенно секретно. Агенту ФБР. После прочтения съесть». Развернув, он прочел: «Иди в кустики».
За долгие годы службы в ФБР, куда только не посылали специального агента Копейкина… но чтобы в кустики… С другой стороны, рекомендация пойти именно в кустики была, как нельзя кстати. Выпитая сутра чашка кофе и добавленная в обед чашка с чаем уже давали о себе знать…
Покрутив головой в поисках заветной двери с названием «МЖ» и не найдя ее, Копейкин обратился к Одду
- я дико извиняюсь, уважаемый…. А где тут у вас можно справить нужду?
- ну… это смотря какую – философски произнес Одд – мы всегда рады помочь и всегда открыты к дискуссии, к вечеру тут соберется много народу, вы откроете тему и мы все вместе с удовольствием обсудим вашу нужду.
- боюсь, что до вечера я не дотерплю… вы меня не так поняли, мне бы в сортир – извиняющимся тоном прошептал Копейкин.
- Чтоо-о-о-о-о?! – грозно проревел Одд – Тут не срут! Хотите срать, идите на Срашу!
- да бог с вами, не хочу я тут срать, мне бы просто отлить…
- а… ну это другое дело – сменил гнев на милость Одд… - хорошо отлить я и сам люблю. Лучше всего это делать во-о-о-о-он в те кустики – и он ткнул пальцем в окно – знаете ли, щебет птиц, дуновение ветра, мысли о бренности мира… это все равно, что на белый кусочек булочки положить полупрозрачный ломтик имбиря, своего рода внутреннее созерцание…
Но Копейкин не дослушал, он как ошпаренный выскочил из закусочной в направлении большого куста. На который указал Одд ткнув пальцем в окно. Обогнув закусочную и уже на ходу расстегивая штаны, он был готов увидеть куст, но… куста там не было. Окно закусочной было, в окне был Одд трущий стакан, а куста, который пару минут Копейкин видел в окно – не было!
Черт! Черт! Был же куст… Вот елки, вот дорожки, вот камушки, вот клумба… Черт! Вот же он! Копейкину пришлось два раза обежать вокруг особнячка, прежде, чем он увидел куст, но совершенно не в том месте, где он находился ранее.
- Слава Богам! – промолвил Копейкин и расстегнув ширинку приблизился к кусту.
- Как вы смеете! Хам! Немедленно застегните штаны! Я порядочная женщина! – раздался из куста истеричный женский визг.
- Простите, простите – забормотал Копейкин застегивая штаны.
- Как вы могли?! – продолжалась истерика – я… я позвала вас сюда не для того, о чем вы подумали, а что бы сообщить вам нечто важное!
- Простите еще раз… так это вы написали мне записку? – только тут до Копейкина стало доходить, что означала фраза в записке «Идите в кустики».
- Да, да это я – всхлипывал голос
- Но, я вас не вижу, где вы?
- Вы и не должны меня видеть, пока мы на вражеской территории. Это маскировка, ни один уважающий себя срашевец не посещает это злачное место, но я журналист и моя обязанность всегда быть на передовой информационного поля, вот приходится маскироваться под куст.
«Господи, какая же опасная и трудная работа у девушки» - подумал Копейкин, вспомнив философские рассуждения Одда о процессе отлития.
- так что же вы мне хотели сказать? – обратился он к кусту
- тихо! – зашипел куст – сюда идут! Скорее притворитесь, что мы ээээ…. целуемся! Так всегда делают в шпионских фильмах.
- но не могу же я целоваться с кустом – зашептал Дейл
- тихо, делайте уже скорее хоть что нибудь… мужик же вы или нет, а то нас рассекретят!
Копейкину ничего не оставалось, как только опять схватиться за пуговицы на ширинке делая вид, что он только что закончил справлять нужду. К нему приближался радостный Сантьяга. Боясь, что помощник шерифа сейчас пристроится рядом с ним под куст, Копейкин бросился ему навстречу со словами – Скорее, скорее… кто-то только-что, пробежал мимо меня к пролому, возможно это враги, их надо догнать.
- Обязательно догоним – встрепенулся, как боевой конь, Сантьяга, я только хотел это…- и он указал на куст.
- Не время, не время, товарищ, враг у ворот, отливать будем, когда… врага добудем – и Копейкин посмотрел Сантьяге прямо в глаза.
- Да, я понял тебя – торжественно произнес помощник шерифа – я задержу их – и с этими словами он, чеканя шаг, направился к пролому.
- Кажется пронесло – прошептал куст.
- Рассказывайте быстрее, пока еще кто ни будь не пришел
- Слушайте. В Твин Срашевске произошло страшное преступление. Вчера утром на берегу реки был найден труп. 

Глава четвертая

Вечерело. Специальный агент ФБР Дейл Копейкин, уверенным шагом двигался в сторону городской площади Твин Срашевска. Он был зол и серьезен. Достав из внутреннего кармана огромные часы на цепочке, он остановился, посмотрел на циферблат, потом на небо, потом опять на циферблат, перевернул часы и нежно погладил выгравированную надпись: «сержанту патрульно-постовой службы милиции (ППСМ) Копейкину, внедренному в ряды буржуйского ФБР, на День Милиции от руководства ГУВД». На левый глаз навернулась скупая слеза. События сегодняшнего дня, от чего то очень сильно напомнили ему службу в родной милиции. Он убрал часы, достал диктофон и продолжив движение, усталым голосом стал надиктоввывать о последних событиях.

«НеКама, НеКама… вот уже почти 12 часов, как я нахожусь в Твин Срашевске. За это время мне удалось съесть два куска местного пирога с грибами и выпить две чашки жидкости. Я не устроился на ночлег и не на йоту не продвинулся в расследовании преступления из-за которого меня сюда и вызвали. За то, я познакомился с местной журналисткой, которая умеет профессионально маскироваться под куст. От нее я узнал, что вчера утром на берегу реки был обнаружен труп. Обнаружили его, якобы, лисы с Лесопилки Фуриков. На место происшествия прибыл шериф и его помощник, после чего, лисы убежали в Тайгу, помощник шерифа в закусочную к Одду, а сам шериф и труп вообще пропали. И у нее есть все основания полагать, что шериф этот труп просто потерял. Она начала собственное расследование, потому, что по ее словам, кроме нее тут никому ни до чего нет дела, а народ Твин Срашевска должен знать правду и вот уже вторые сутки, она сидит вся утыканная ветками изображая куст, под окнами закусочной Одда в надежде, что ни будь разузнать. Моему появлению она была несказанно рада и попросила выдать ей справку, что она является внештатным сотрудником ФБР. Бланков у меня с собой не было и я написал на ее же клочке бумажки (который должен был сожрать после прочтения), под фразой «Иди в кустики», что с этого момента она является моим информатором и будет работать под оперативным псевдонимом «Сквозняк».
НеКама… я так устал. Я думаю, что на сегодня с расследованием надо закончить и постараться устроиться на ночлег. Сейчас я направляюсь на городскую площадь в надежде отыскать там гостиницу.»

(продолжение главы четвертой)



Гостиница располагалась в одном из старейших зданий Твин Срашевска. Когда и кем оно было построено, никто не знал, казалось, что оно существовало тут всегда, как и те огромные корявые платаны, что его окружали. Раньше, этот дом так и называли «Дом под платанами» и находилась в нем лечебница для душевно-больных. Со временем, город разрастался, население увеличивалось и естественно увеличивалось количество душевно-больных. В один прекрасный момент в Доме под Платанами просто не стало свободных мест. Медицинский персонал не справлялся, количество «психов» явно привысило количество койко-мест, начались беспорядки и тогда, городская Администрация сделала, что называется «ход лошадью». Призвав на помощь медицинских светил, они провели поголовную диспансеризацию всего городского населения и выяснили, что та, часть населения, что содержалась в дур-доме была на порядок душевно-уравновешенней тех, кто до этого момента считал себя полностью здоровым. И по сему, было принято решение «психов» распустить по домам, а сам дур-дом переделать в гостиницу для приезжих. Местный меценат, он же по совместительству бывший заведующий буйным отделением дур-дома Так Наглович Хорн, быстро подсуетился, сделал соответствующие вливания, благодаря которым в считанные дни Дом под Платанами превратился в комфортабельный отель с романтическим названием «Срашевские ночи». Сам, в силу своей патологической скромности, стал именовать себя главным администратором, хотя, по сути являлся хозяином, а бывший мед.персонал переквалифицировал в горничных.
Следуя в сторону площади, Копейкин на всякий случай решил уточнить маршрут у случайного прохожего, который неспешной походкой двигался ему навстречу.
- простите, уважаемый, вы не подскажите, где тут гостиница?
- конечно же подскажу – остановился прохожий и развернувшись махнул рукой – «Сраночи» там, буквально за следующим поворотом
- какие еще сраночи? – не понял Копейкин
- ну как какие, вам же в гостиницу, значит в «Сраночи» - пояснил прохожий и зашагал дальше.
«Ладно, разберемся, что там за сраночи у них такие» - подумал Копейкин и ускорил шаг. Вокруг стремительно темнело.
За поворотом действительно находилась городская площадь и огромный, утопающий в зелени платанов особняк с огромным крыльцом, над которым голубым неоном светились витиеватые буквы «ХОТЕЛ СРА……………НОЧИ».
На крыльце, в свете фонаря стоял человек и сосредоточенно смотрел в небо. Он был не высокого роста и достаточно плотного телосложения. Чуть крупноватый нос и большие печальные глаза, делали его похожими на доброго гнома из Диснеевской «Белоснежки».
- как думаешь, гроза будет? – произнес мужчина, продолжая смотреть куда то вверх.
Копейкин покрутил головой по сторонам, никого по близости не было. Решив, что обращаются к нему, он открыл было рот, что бы ответить, но его опередили…
- а тебе не пофиг? – раздался писклявый голос
- может и пофиг, только вот что-то суставы ломит, у тебя не ломит? – с этими словами он наклонил голову и посмотрел на свое левое плечо.
И только тут, Копейкин наконец то увидел, что на плече у мужчины сидел странного вида маленький зверек, нечто среднее между мышью и белкой.
Зверек первый увидел Копейкина и выгнув спинку начал шипеть, фыркать и нервно подергивать большим пушистым хвостом.
«Все же это белка» - констатировал мысленно Копейкин и улыбнувшись, как можно дружелюбней поздоровался.
- вечер добрый
- и вам, и вам, доброго вечера – добродушно ответил мужчина и протянув руку для приветствия продолжил чуть склонившись к зверьку – тише, тише ты, видишь, человек культурный, приезжий
- а как вы догадались, что я приезжий?
- давно тут живу, всех знаю – улыбнулся мужчина – позвольте представится, Так Наглович Хорн, главный администратор этого заведения. А это – он чуть дернул плечом – Белочка. Гладить не советую, характер дурной, укусить может…
- а еще у меня блохи – зло пропищала Белочка и демонстративно начала чесаться задней ногой.
- очень приятно! – ответил слегка обалдевший Дейл – а я специальный агент ФБР Дейл Копейкин.
- замечательно! – обрадовался Так Наглович – мы всегда рады гостям! Кстати, для вас забронирован один из самых лучших номеров. Шериф Трумен сам выбирал.
«Ну хоть какой то толк от этого шерифа» - подумал Копейкин, а вслух произнес – простите, а… что у вас с вывеской – и он показал пальцем на неоновые буквы.
- аааа… это… это длинная история, я думаю, нам лучше пройти внутрь, я с удовольствием расскажу вам ее за чашечкой кофе, тем более, что скоро начнется гроза.

Самолично выдав ключ от номера на втором этаже, Так Наглович проводил, уже порядком уставшего Копейкина за столик в ресторанчике, который занимал почти весь первый этаж. В отличии от закусочной Одда, тут не было на столах белых скатертей, за то столики ломились от разного рода закусок и спиртного. От пепельниц поднимался табачный дымок. Народу было достаточно много. По залу носился женский хохот, обрывки фраз, звон столовых приборов, из затемненного угла, где располагалась сцена задрапированная алым занавесом лились звуки рояля. Хорошенькая официантка принесла две дымящиеся чашки с черным кофе и улыбнувшись Копейкину белозубой улыбкой тут же исчезла. Так Наглович внимательно смотрел на специального агента, а белка на плече администратора, наоборот, повернувшись задом делала вид, что спит.
- так, что там на счет вывески – прервал молчание Копейкин.
- а.. да.. вывеска… собственно, мне и самому не нравится, то, как это сейчас выглядит, но наш шериф… дело в том, что недостающие буквы проходят по уголовному делу, как орудие преступления… и пока дело не будет закрыто, он не отдаст их.
- какого преступления? – встрепенулся Копейкин
- очень старого… видите ли… когда наша гостиница только открылась, ее название было «срашевские ночи». Буквы крепились на четырех пластинах. И вот, в один, далеко не добрый день, две центральные пластины почему то отвалились и упали… и все было бы ничего, если бы именно в тот момент под этой чертовой вывеской не находилась одна из приезжих дам. Таблички свалились ей прямо на голову.
- и что, насмерть?
- да куда там – с явным сожалением замахал руками администратор – если бы… Все оказалось на много хуже – грустно продолжал он – от удара у нее внезапно открылся выход в астрал.
- прямо в астрал? – уже ничему не удивлялся Копейкин.
- угу… она теперь туда ходит и постоянно с ним связь держит, мало того… у нее теперь каждую неделю какой то новый дар открывается… Там в астрале, ей сказали, что она Мать Королева и она стала требовать моей публичной казни. Потом она попыталась меня прирезать, ночью. Потом, она получила из астрала весть, что теперь она почетная вдова основателя всея… ну… вы поняли… короче – закашлялся Так Наглович
- что, прямо самого? – шепотом переспросил Дейл
- угу…
- так, он же вроде жив еще?
- ну.. им там виднее – одними губами прошептал администратор
- а шериф что?
- а, что шериф… шериф дело завел, пластины с буквами конфисковал и новые вешать не дает.
- а дама то та, она же вроде приезжая была?
- вот именно, что была… она после этого случая у нас поселилась… теперь что то вроде местной достопримечательности… ее теперь называют Дама-с-Астралом, а мою гостиницу «Сраночи».


Глава пятая, в которой речь пойдет, наконец-то о трупе.


«НеКама… НеКама… сегодня ночью, мне снилась бездна. Огромная черная дыра у которой не было дна. Я стоял на самом краю и смотрел туда. Потом я ощутил, что у меня под ногами что-то мягкое и горячее… это был кусок пирога. Да, да… огромный кусок пирога с грибами, он парил над этой бездной и я стоял на нем. Мимо меня на таких же кусках проплывали жители Твин Срашевска… они приветливо махали мне правой рукой, но в левой у каждого была зажата вилка на цепочки из арсенала помощника шерифа. Я потерял равновесие и стал падать, но бездна стала стремительно отдаляться от меня и превратилась в черный зрачок огромной белки, той самой, которая сидела на плече у администратора гостиницы. Это животное прыгнуло мне на грудь и начало душить своими когтистыми лапками, при этом оно мерзко хихикало, грязно ругалось и обзывало меня пидористическим злом. Я уже начал задыхаться, как вдруг беличья морда превратилась в лицо шерифа Джека Трумена, который дышал на меня перегаром и пытался поцеловать. Я начал отчаянно махать руками и проснулся… Но, лицо шерифа не исчезло… мало того… я увидел всего шерифа целиком, причем он сидел около меня на кровати, в моем номере и отчаянно меня тряс, крича, что уже утро и пора вставать и что нас ждут великие дела и пора уже расследовать преступление. Увидев, что я проснулся, он сказал, что ждет меня в полицейском участке и вышел в окно. НеКама… я сразу же встал, кое-как привел себя в порядок и уже следую в полицейский участок. Что-то мне подсказывает, что чем быстрее я закончу расследование и уберусь отсюда, тем лучше.»
В участке во всю кипела работа. Колибри долбила по клавиатуре пишущей машинки, помощник шерифа Сантьяга стоял в углу и сосредоточенно ковырял в ухе вилкой, а сам шериф деловито расхаживал по приемной, периодически заглядывая в пустой стакан, зажатый в руке, будто бы проверяя не появилось ли там что-нибудь.
- всем здравствуйте – поздоровался Копейкин
- Коп! Ну наконец то! – обрадовался шериф – а я тебя еще вчера ждал!
- Да что ты говоришь! А я еще вчера тут был. – с нотками злости проворчал Дейл.
- Ду ну? – удивление шерифа было по детски искренним – а я тогда где был?
- а ты… ты тоже тут был, вот прямо тут, на коврике!
- вот видишь, как все хорошо получается – улыбнулся Джек – и ты был, и я был… ну да ладно, пора начинать работу! Идем, настало время начать расследование.
С этими словами, шериф распахнул дверь с табличкой «Бдельня» и проследовал внутрь.
- ну вот Коп… этом мой кабинет – гордо сказал он.
Кабинет шерифа выглядел весьма экзотично. Прямо посредине, на больших железных кольцах вкрученных в потолок, висел гамак. В гамаке лежала виолончель. Слева было расположено открытое окно. По многочисленным грязным следам на подоконнике, Дейл понял, что им пользовались за место двери. В торце кабинета стоял огромный, распухший от содержимого двустворчатый шкаф. Дверцы были наполовину прикрыты и с них свисали мужские полосатые носки и вязанки с вяленой рыбой. Собственно другой мебели в кабинете не было. Пол был обильно усеян шелухой от семечек и скорлупками от орехов. Увидев скорлупки, Дейл поёжился вспомнив белку из ночного кошмара.
- Да ты не стесняйся, Коп… мы люди простые – веселился шериф. Занимай мое «кресло» - указал он на гамак – ты у нас теперь главный! И с этими словами он извлек из гамака виолончель и бережно ее обняв сел прямо на пол. Рядом с ним тут же на пол уселся и Сантьяга. Через минуту, к ним присоединилась Колибри. Дейлу ничего не оставалось, как только сесть в предлагаемый гамак, который тут же начал покачиваться и скрипеть.
Наконец то он смог обозреть всю картину «утренней сходки» целиком. На грязном полу, напротив него, сидел личный состав полицейского участка в полном составе. Три пары глаз преданно уставились на специального агента ФБР.
Шериф Джек Трумен был одет в черные кожаные штаны из под которых торчали ноги, обутые в стоптанные старые туфли с длинными, загнутыми кверху носами. В глубокий вырез, некогда белой, просторной рубахи с широкими рукавами и кружевным воротником «а ля Д Артаньян» выглядывала грудь с обильной растительностью украшенная массивной золотой цепью с кулоном в виде большого ограненного камня зеленого цвета. Темного цвета волосы были коротко пострижены и торчали ёжиком. Лицо было покрыто трехдневной щетиной и имело весьма шкодное выражение. Он сидел развалясь, широко раскинув ноги, нежно прижимая к себе огромную виолончель, казалось еще немного и он замурлыкает.
Помощник шерифа – Сантьяга, наоборот, был хмур и сосредоточен. Как и вчера, он был затянут в полевую камуфлированную форму, с каской на голове и при полном своем боекомплекте. Сидел он сложив ноги «по турецки» обхватив руками выпирающее из-под бронежилета пузико. На голове была неизменная каска. Копейкину показалось, что со вчерашнего дня, зелени на каске прибавилось, а кое где даже начинали распускаться маленькие цветочки.
Секретарь шерифа – Колибри, сидела на коленках, подложив под них принесенную из приемной маленькую алую подушечку. Она опять была совершенно голая, если не считать маленькой набедренной повязки украшенной птичьими перьями. В руках она держала раскрытый блокнот и карандаш. «Господи, теперь я кажется начинаю понимать, почему Сантьяга все время в каске, а шериф пьет…» - подумал Копейкин, задержавшись взглядом на розовых остро торчащих сосках на ее маленькой аккуратной груди – «Я бы то же запил, будь у меня такая секретарша… и каску бы надел, что бы будоражащие воображение мысли и эротические желания не мешали работать». С невероятным усилием, он оторвал взгляд от Колибри, тряхнул головой и серьезно произнес:
- и так… на повестке дня два вопроса. Во первых, почему на двери написано «Бдельня» и во вторых – что тут собственно произошло?
Колибри принялась что-то быстро записывать в блокнотике. Из-под каски Сантьяги, которая сползла ему на нос, послышался храп, а сам шериф начал перебирать пальчиками по струнам фиолончели…
- видишь ли Коп… - начал шериф, выдержав театральную паузу – табличка на двери, как нельзя лучше отражает суть того, что я тут делаю… в этом кабинете, я бдю закон и порядок этого засранного городишка. Касаемо твоего второго вопроса, то я не готов тебе ответить вот так вот прямо конкретно, ибо это все итог бдения не одного дня… - и он многозначительно обвел взглядом свой кабинет.
- я не мусор имею в виду – пояснил Копейкин – я уже сутки пытаюсь добиться хоть от кого ни будь, что же за преступление произошло в городе из-за которого меня сюда и вызвали… между прочим, это именно ты звонил в ФБР и просил прислать подкрепление.
- Я? – искренне удивился шериф – когда?
- позавчера
- а… - шериф усиленно тер лоб, видимо пытаясь вспомнить, что он делал два дня назад.
Дейл почувствовал, как внутри него остро закипают и здыбливаются два очень сильных желания. Первое – прибить шерифа, а второе… и тут его взгляд снова уперся в загорелое тельце Колибри. Причем, чего именно ему хотелось больше, Копейкин понять не мог. Мысленно он обеими руками уже тянулся… левой к горлу шерифа, а правой к…
- я вспомнил! – заорал Джек.

Одним прыжком он поднялся на ноги, бережно положил виолончель на пол и ринулся к шкафу. Открыв дверцы и погрузившись по пояс в его недра, он начал громко рассказывать…
- Позавчера утром, на берегу реки, лисы Кошачий и Фокси по фамилии Пекард нашли труп. Чёрт… где же он?
- Что ты там ищешь? – не на шутку насторожился Копейкин
- Ну не труп же… - заржал из шкафа Джек
- Да кто тебя знает – облегченно выдохнул Дейл – я уже ничему не удивлюсь…
- во, нашел – и с этими слова Джек вытащил из горы хлама выпавшего из шкафа, потрепанный журнал «Юный Натуралист».

- что это?
- это было у него в кармане
- у кого?
- у трупа.
- а сам труп где?
- ну… я… знаешь, Коп – тут Джек скорчил виноватую физиономию, понизил голос до шепота, обнял Дейла за плечо и наклонившись почти к самому его уху произнес – я не помню.
- что? – Дейл обалдело посмотрел на шерифа – ты это серьезно?
- угу…
- чей, хоть это был труп?
- это был труп пони. Я его тщательно осмотрел. – как бы в оправдание быстро произнес Джек – все, что при нем было, вот – и он ткнул пальцем в журнал. И еще… - тут Джек, оглянулся на Сантьягу и еще ближе 
придвинул свой рот к уху Дейла – там были следы… следы от роликов.
- так… так.. так… - многозначительно произнес Копейкин – ну хорошо… допустим, допустим, у пони были карманы, а в кармане был журнал, а вокруг пони были следы от роликов… бред какой-то… он что, на роликах был?
- нет, ну что ты такое говоришь, Коп… где ты видел, что бы пони катались на роликах?
- а то, что пони был в штанах, это по твоему нормально?
Джек посмотрел на Копейкина, потом на Сантьягу и очень громко сказал – ну, знаешь, что… это там у вас, в столицах разгул похабщины и аморальщины, сексуальная распущенность и… и… и вообще… вот! А мы тут, в провинции! Блюдем нравственность! У нас все в штанах ходят! И лисы и пони… у нас тут вообще ПыГэ-зона!
- Какая зона?- не понял Копейкин, а Сантьяга одобрительно хрюкнул из-под каски.
- не важно… короче, пони был в штанах – уже нормальным тоном констатировал шериф.
- хорошо, пусть так… - решил не спорить Дейл – а где он сейчас то?
- в том то и дело, Коп… я его, как положено осмотрел, завернул в пакет и пошел звонить в ФБР. Звонил я из гостиницы Така Хорна, за одно и номер тебе забронировал. Помню, что в это время труп был при мне, я его на стойку регистрации положил, что бы не потерять. Потом… потом… а!... во! Пока я звонил и бронировал, подошло обеденное время и я отобедал в ресторане, ну… что бы далеко не ходить. А вот что было потом… я, честно… не помню. – и шериф преданно и честно посмотрел в глаза Копейкину.
Взгляд был на столько проникновенный и искренний, что Копейкин, почему то ни на секунду не усомнился, что все, что рассказал ему шериф, было чистейшей правдой. Тем более, весь этот бред, как нельзя лучше, вписывался в общую картину будней Твин Срашевска.


Категория: Проза | Добавил: OddSsleep (27.10.2013) | Автор: BellaDonna
Просмотров: 457 | Комментарии: 34 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 341 2 »
1  
Как всегда талантливо. Легко и интересно читается.

Одна мелочь немного сбила ритм чтения, выбив из ощущения чтения  романа в ощущение чтения поста. Вот она: "... кАзёл и вАлчара пАзорный», еще чуть ниже следовал жирный отпечаток то ли чьих то ну очень полных губ, то ли , простите, задницы..."

"простите" не то, что стоило вставлять в текст, возникает ощущение не повествования, а общения с читателем.

2  
Может тебе кольт положен и тогда маузер не выдадут никогда.

3  
Спс, Одд. Ценное замечание. Спасибо еще раз, учту.

4  
Опубликована тертья глава

5  
Забавно! Читается, действительно легко и непринуждённо. Интересно, на Сраше тоже Колибри есть?

6  
Я думаю что именно твой образ использован в этом произведении.
Хотя по сюжету и за пределами двухмирия. Но это право автора.
Хотя конечно наверняка знает только сам автор.
Я там знаю только Сквозняк, но она не может претендовать на звание Колибри не при каком условии.

7  
Копейкин, с нетерпением ждем продолжения. Не отвлекаяся там!

8  
Копейкин удалила свое сообщение про колибри почему то.  surprised

9  
Не понял почему, Но там она уточняла что Колибри это Колибри)

10  
Сантьяга, ты до комментируешься.. я так еще и не написала, чей же труп там нашли))))))))))))))))

Сегодня весь день бегали по врачам с дитем... Завтра весь день надеюсь провести дома, буду продолжать... идей море))) времени не было ноут в руки взять.

11  
Вроде обещает сегодня продолжить.

12  
ОБАЛДЕННО!!!!!!!!!!!!! СУПЕР!!!!!!!!!!!!!!!!!
hands     hands       hands

13  
Интрига остается) ждем продолжения четвертой главы. thumb

14  
Ждём, ждём! up

15  
Белла, ты где там? Аудитория в нетерпении!

16  
Если вспомнить фильм, то там Дэвид Линч тоже развернул повествование, а потом резко закончил сериал. Концовка была, практически, не о чём.
Будем надеяться, что Белла окажется талантливее и ей удастся написать лучше, чем Линчу. flower

17  
очень на это надеюсь

18  
У Линча аж 32 серии, а я только четвертую дописала))))

19  
Читается на одном дыхании! Здорово! hands

20  
respect Ну что, здорово, что тут скажешь? hands

21  
Здорово! 
Предугадать развитие событий не возможно! 
Пироги с грибами во сне - СУПЕР!
Один недочет есть: " Как и вчера, он был затянут в полевую камуфлированную форму, с каской на голове и при полном своем боекомплекте. Сидел он сложив ноги «по турецки» обхватив руками выпирающее из-под бронежилета пузико. На голове была неизменная каска. "
По сюжету видно что каска очень важна, но тут явный  перебор с акцентом на нее.

22  
И еще описка: "Дейл почувствовал, как внутри него остро закипают и здыбливаются два очень сильных желания."
Мне кажется нет такого слова, есть "вздыбливаются"

23  
Здорово! Читается на Ура! ...а на повторе с каской, я тоже "споткнулась, но не упала а резво побежала дальше". wink

24  
Огромное спасибо за замечания! Описки возможны. Я стараюсь конечно, но... очень хочется побыстрее выложить, когда написано, прям аж... Одд.. отдельное спасибо за оформление! Дадададад конечно чувства ВЗДЫБЛИВАЛИСЬ и конечно же повторное упоминание каски лишнее... В свое маленькое оправдание скажу, что когда я пишу, я не читаю текст... я как бы смотрю кино, а руки сами набирают буковки... Это конечно не делает мне чести, как автору, но... вы все же первые, кому я подаю эти горячие пирожки)))) Я уж не говорю про остальные ошибки... Но уверяю вас, если я начну следить за правописанием... пострадает сюжет.

25  
Мы нисколько не критикуем, мы пытаемся помочь выловить огрехи. Надеюсь понятно что исключительно из добрых чувств.

26  
Дадададад, однозначно! Лучшая награда для автора, это когда его читают! А если читают внимательно то это вообще ВАУ! Ваши отзывы придают мне определенный стимул для продолжения.

27  
Когда я читаю эту повесть у меня временами создается ощущение что мир, который я представляю в процессе чтения, начинает где-то существовать. И когда заканчивается глава, герои остаются там, в своем  мире и мне любопытно, а чего они там делают?)
Есть какая-то аналогия с СЛ.

28  
Когда я начинаю писать, я не знаю что будет дальше... как будто кто-то просто приоткрывает для меня дверь и разрешает посмотреть... дверь закрывается, как только я  перестаю писать... и открывается снова, когда я делаю взмах над клавиатурой. Иногда, "эта дверь зовет меня" и тогда внутри появляется некоторое "внутреннее чесание", чем бы я не была занята, меня неудержимо тянет к "этой двери". Но бывает и так, что я сама открываю ее, а там ничего нет...совсем ничего. Тогда я не могу выдавить ни строчки...

29  
Самой любопытно значит заглянуть что там)

30  
Ржунимагу! Классно!  biggrin

1-30 31-34
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]